У вас есть вопросы? 
Заполните форму ниже и мы вам перезвоним
Интервью
с лицеистами
ДО ПОСТУПЛЕНИЯ
Поскольку эта школа была только для младших, то есть детский сад, совмещённый с начальной школой, старших классов там не было. Поэтому мне пришлось переходить куда-то. И меня отдали просто в школу, которая была близко к родительской работе. Кстати, я никогда не училась в школе, которая была бы «дворовой» или хотя бы в пешей доступности к дому. Короче, я попала в лицей информационно-коммуникационных технологий. Это было… любопытно. Это было такое «царство старых маразматиков». Эта школа соответствовала типичному негативному образу школы: многие пацаны и девочки торчат… в смысле наркотики. Ну, не с самого пятого класса, конечно. Сигареты, снюс на потолке, вот эта вся ерундистика. Там была такая… депрессивно-злотворная обстановочка.
Софа (11 класс)
У меня разнообразный образовательный опыт и я училась до этого в разных школах. Когда мы переехали в Питер из Находки, мне было всего два года. «Началка» у меня была совмещена с садиком. Я пошла туда сразу после переезда, и это было крутое место. Там у нас завязались очень тёплые отношения с директрисой – потрясающей женщиной! Она была талантливым педагогом и хорошим руководителем. А ещё там был классный педсостав: они очень хорошо работали. Из минусов там только иногда еда и физручка. А в остальном, мне кажется, нас и учили классно, и очень бережно растили. Поэтому в этой начальной школе было здорово.
Вообще, государственная школа, с которой мне пришлось столкнуться – это такая бюрократическая машина, где учителя в тебя «впихивают» своё мнение. Со стороны выглядит так, будто их работа заключается в заполнении каких-то бесконечных бумажек, а ученики их очень от этого отвлекают. Поэтому задача учителей – заставить
нас сидеть тихо, пока они чего-то делают, чтобы мы не мешали им «работать». Это даже забавно. Твоё присутствие – формальность. Когда я это поняла, стала чаще пропускать занятия. При этом я бы не сказала, что для меня это был какой-то травматический опыт. Хотя, многие же родители воспринимают всю эту формальную сторону школы максимально серьёзно: «Надо работать на золотую медаль или хотя бы на серебряную! Давай! Выжимай!»
ЧЕГО МНЕ ХОТЕЛОСЬ
А потом был Пролицей. Вот и расскажу о нём. Идти за людьми – очень правильное решение, потому что ты представляешь, чего ожидать. И это хорошо, на самом деле. Пролицей как будто бы из каких-то настоящих личностей состоит, из живых людей, пощупать их можно. Это очень интересно! Нет какого-то тотального дистанцирования, как обычно: ну, когда учителя запираются в учительской, пьют Нескафе и обсуждают учеников или что они там обычно обсуждают. Мне нравится, что мы как бы какое-то единое коммьюнити. Мне кажется, это очень обогащает.
Учиться очень классно! Учиться, потому что учится, потому что учат, а не потому, что ты должен сидеть, молчать и… присутствовать. Да, «просто присутствие» – примерно так и можно описать то, как проходило моё образование после началки и до Пролицея. Странный разгон. Надеюсь, дальше ещё лучше будет.
МОЙ ВЫБОР
Что я могу рассказать о Пролицее. Как мне пары? Ну, сам факт того, что это пары – чудесно! Потрясающе! Потому что погружение – это классно. Я просто более приучена к какой-то монотонной работе. А 1,5 часа – это совсем несложно. Модули – я не сразу разобралась, когда они начинаются и заканчиваются. Ещё мне потрясающе живётся без домашки! Хотя, она, конечно, есть немножко. Я не ощущаю, что потеряла что-то важное, лишившись формальной её части. Система модулей не даёт этого ощутить. Мне кажется, если пара по предмету есть каждый день или через день, ничего не забывается. Система выстроена так, что отсутствие домашки логично. Оно не мешает.
ПОСТУПЛЕНИЕ В ПРОЛИЦЕЙ
Проект – это очень классно! Но для меня лично мой проект – это просто провал года! Мне кажется, это была клёвая возможность, и жалко, что я не воспользовалась ей максимально! Я не осознала лимиты, чтобы распланировать и понять, что мне делать, и сделать это. Печально, что весь год строился на каких-то моих вечных «съезжаниях», срывах дедлайнов. Это грустно. Но в целом, это классная система, которая учит что-то делать. Потому что «а зачем ещё?». Классно, что даётся такой обширный выбор направлений и возможностей: и креатив, и наука, и бизнес. Вообще редко, кто упоминает бизнес в контексте школы. На мой взгляд, это – большое упущение, потому что XXI век за окном, пора бы уже. Если участники проекта не будут «лажать», как я, с таким сопровождением всё будет просто потрясающе. Хотя нет, «лажают» – это когда что-то делают, пытаются, но что-то не получается. Это нормально. Грустно, когда ничего не делают.
Что касается общей интенсивности обучения, то мне не кажется, что я порой недогружена или наоборот перегружена. По крайней мере, относительно академической части – точно нет. Может, чуть-чуть иногда, но это только следствие каких-то моих личных проблем со временем, с самоорганизацией и так далее. Поэтому, наверное, иногда и бываю и перегружена.
ЧТО НРАВИТСЯ
ОБУЧЕНИЕ
Ещё я бы сказала, что здесь детей видят. Вот, ВИДЯТ! Меня раньше не видели, я растворялась в каком-то едином потоке на фоне мерзкого бледно-розового коридора. А когда тебя видят… приходится БЫТЬ кем-то. И это классно! А ещё очень приятно.
Мне кажется, Пролицей такой «семейный» что ли. Сюда стоит идти тем, кто готов и хочет обрести новый круг общения и придерживаться его, и не утрачивать, включаться в его жизнь, развиваться с ним. Тем, кто не очень любит людей: общаться с людьми, учиться у людей и слушать людей, тому, может, и не надо сюда. Потому что, на мой взгляд, здесь такое взаимодействие, наполненное и эмоционально, и культурно и как-то духовно, концептуально… Если этого не хочется, то зачем?
ПРОЕКТНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
30.03.22
Зато мне повезло с классной руководительницей. Она была прекрасная! Я до сих пор с ней поддерживаю тёплые отношения, хожу к ней на все праздники вместе со своей подругой. И она до сих пор там работает! Многие учителя не амбициозны. Они даже не думают о том, чтобы куда-то уйти, искать какие-то другие пути и возможности. Они просто работают и работают в своей одной-единственной привычной школе и не видят смысла что-то менять. Их мир – он весь в этой школе. И это нормально, бывает такое.
Так вот, она разрешила мне спать на уроках, когда у меня была железодефицитная анемия и я не могла существовать нормально. А остальные учителя… в основном не очень умные токсичные хамы, которые кидаются в детей стульями. «Вы сдохнете в канаве!» – цитата, кстати, учительницы русского языка. В общем, так. Зато информатику в рамках школьной программы я хорошо знала. Вообще там гением была. А физику – нет: учительница постоянно пропускала наши уроки.
Для таких семей, точнее, для детей в таких семьях, да, конечно, это травма. Ну, потому что, на мой взгляд, существовать в рамках этой системы так, как это удобно школе, невозможно. Но если у тебя понимающие родители, которые тебя поддерживают и осознают, что есть альтернативное образование, и есть образовательные модели более адекватные, чем те, где тебя не видят и ничему не учат, то нет, это вообще не травматично.
Потом я перешла в одну частных школ, потому что искала школу в пешей доступности от будущей квартиры. Не вышло. Когда мы переехали в эту квартиру, я уже перестала там учиться. В этой школе по сравнению с предыдущим лицеем фантастика, конечно, была. Хотя я попала в неё уже далеко не в момент расцвета этой школы, это было всё равно что-то новое для меня.
НЕФОРМАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Я сейчас отвлекусь немного от темы модулей, пар и академической составляющей образования. Для меня был какой-то новый опыт с выездами и экспедициями. Раньше я только слышала или читала, что учителя могут ходить в какие-то походы с учениками. Что они вообще дружат, общаются. Мне это всегда так удивительно было, потому что я большинство своих учителей, кроме своей классной руководительницы, как людей вообще не знала. Я, наверное, и не смогла бы видеть в них людей – это было бы очень проблематично. Я их видела рядом, но их было… не достать. И раз им не надо, то и не надо. И в Пролицее просто сам факт этого внеклассного сближения, конечно, очень греет душу и всё, что ещё можно греть.
Made on
Tilda